Москвичев Иван Ильич
Сержант

Сочинение «Не надо говорить о войне...»
«Не надо говорить о войне. В жизни, итак, всё непросто, столько мрачного, серого, недоброго. Мало ли проблем у него, у неё, у тебя?... Лучше давайте о чём-то светлом, чистом, приятном», -так начинается статья блоггера Михаила Елисеева, которая как-то сразу зацепила внимание своим заголовком. А может, и вправду не говорить? Зачем?
Вот и дедушка мой, участник Великой Отечественной Москвичев Иван Ильич, никогда не говорил, не рассказывал, отмалчивался. Просили и дети, и мы- внуки. Однажды он не выдержал и сказал: я вам оставлю свои дневники, в них будет вся правда без прикрас. Он сдержал слово, оставил воспоминания: писал трудно, мучительно, останавливаясь и снова возвращаясь, иногда глядя в одну точку, словно пытаясь там что-то разглядеть. И вот заветная тетрадь у меня в руках.. Жаль только, что человека, её писавшего, уже нет с нами рядом. Какая она правда о войне? 16 июня 1941 года он, ещё молодой, полный сил, уже был демобилизован. Всем призванным выдали военное обмундирование, полный комплект боевого снаряжения, Н3 . Не было ясности, что ожидает призывников? Ходили слухи о предстоящей войне с Германией. Но война все равно застала всех врасплох. 22 июня, в воскресный день, призывники отдыхали, купались на речке, как вдруг объявили общий сбор. С замиранием сердца слушали сообщение по радио. Страшное слово ВОЙНА тяжким грузом легло на сердце каждого. В этот же день сформировали воинский эшелон и отправили на фронт. Первая бомбежка –состав разбит. Первый погибший товарищ... Оставшихся в живых пересадили в машины, и колонна направилась к линии фронта. В пути наблюдали удручающую картину: на машинах, лошадях, пешком двигались беженцы, унося с собой самое необходимое, вереницей шли раненые. Снова бомбёжка, загорелось несколько машин. Солдаты, маскируясь растущей в поле рожью, ползком и перебежками самостоятельно пробирались к месту назначения. Добравшиеся (из тех, кто остался жив) заняли оборону вдоль железнодорожного полотна. Приняли первый бой. Сквозь канонаду, оглушительные взрывы мин и снарядов можно было слышать крики солдат: «Ура! За Родину!», мольбы к матерям о помощи. Сколько ещё огненных вёрст пришлось прошагать ему по дороге войны, были успехи и поражения. Иной раз какой-нибудь небольшой хутор, название которого
потом не удавалось вспомнить, становился местом настоящего сражения. Однажды вместо деревни, в которую было решено зайти для пополнения продовольствия, увидели торчащие трубы из печей и груды дымящихся углей. Когда хотели набрать воды из колодца, то с ужасом обнаружили, что она кровавая: колодец завален телами убитых жителей. Самое страшное для солдата на войне –не умереть, нет, а попасть в плен. Батальон, в котором воевал дедушка, попал в окружение. Кольцо окружения сжималось, поэтому избежать прямого столкновения с врагом не удалось. Первое ранение осколком мины в ногу. Он с трудом вспоминает, сколько находился в бессознательном состоянии, очнулся, когда услышал русскую речь. Четверо товарищей, рискуя собственной жизнью, вынесли его в безопасное место. Всех раненых в бою погрузили в машину и отправили в тыл через прорванную линию обороны противника. Немцы обстреливали мчавшуюся на огромной скорости машину, и только разрывы снарядов заглушали тот стон, что раздавался изнутри. Взрыв, через несколько секунд машина остановилась в лесу, стояла полная тишина. К раненым никто не подходил, что казалось очень странным, и вдруг чей-то отчаянный крик разрезал тишину: «Немцы!» Фашисты, обнаружив безоружных красноармейцев, расстреляли на месте тяжелораненых, остальных взяли в плен. Лагеря смерти в Хамельбурге , Фюрте... Самых страшных два года. Голодные военнопленные выполняли тяжелую физическую работу: рыли котлованы под строительство объектов, строили железную дорогу, где вручную укладывали шпалы, рельсы. Дедушка вспоминал, что среди немецких охранников был ефрейтор, которого прозвали Собакоморд за то, что он любил, оскалив зубы, рычать на пленных, а если бил кого-то, то так остервенело, как злая собака. В этом стихотворении дедушка пишет о нем: «С испугу или от злости он глаза так округлил, И днем и ночью он за мной, как тень, ходил. Он смертью всюду нам грозил - морил, душил, стрелял, И смерть за пазухой носил, живых он смерти предавал».
И вот настал тот счастливый час –свобода!!! С каким же упоением написаны эти странички. Первого мая 1945 года, проснувшись утром, пленные не обнаружили конвоя, вскоре услышали лязг гусениц -появились танки американцев. Это была встреча со слезами на глазах: все солдаты, даже не знавшие английского языка, пытались выразить свою благодарность освободителям, и, казалось, союзники всё понимали. Долгожданная свобода! Что же помогло выжить тогда, почему не очерствело сердце? Я много раз задавалась вопросом: «Как человек, переживший такое, мог оставаться добрым, отзывчивым?» Наверное, такие люди научились ценить жизнь, научились больше любить людей. Так почему же молчал дедушка, не рассказывал о войне? Здесь и боль утрат, и страх воспоминаний, и горечь поражений, и стыд за то, что остался жив , попал в плен... Не говорить о войне? Не говорить?! Имею ли я на это право? Когда-то А.С. Пушкин сказал важные слова: «Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно, не уважать оной есть постыдное малодушие». Мне кажется, я теперь понимаю, о чем были сказаны эти слова. Я помню...Я горжусь...

 

 

Автор истории Кристина Валерьевна Ратникова , ДМК, Тюмень, Уральский округ.

Другие истории в округе